+16 °С облачно с прояснениями
€ - 2.68 р.
$ - 2.39 р.

История одной эмиграции: "Польша – это улучшенная версия Беларуси, и ни один европейский народ так не похож на нас, как они"

История одной эмиграции: "Польша – это улучшенная версия Беларуси, и ни один европейский народ так не похож на нас, как они"

Сегодня мы публикуем очередную историю белорусов, которые эмигрировали в Польшу. 

Алекс уже год живет в польском городе Гданьске со своей женой и сегодня рассказывает citydog.by о менталитете местных, квартирном вопросе и сходствах Польши с Беларусью.

«Условия некоторых вакансий в Беларуси мне было больно даже читать, и я решил уехать и попробовать найти себя в другой стране»

– В Польшу я переехал год назад, но началось все в декабре 2016-го, когда я уволился из турфирмы, где работал сопровождающим в поездках по Европе. Стал искать новую работу, а тогда в Беларуси с этим как раз все стало очень плохо: я мониторил вакансии, и условия некоторых мне было больно даже читать. И тогда я решил, что надо уезжать и пробовать найти себя где-то в другом месте.

Вскоре мне предложили поработать в Эстонии, и там я прожил четыре месяца. Потом вернулся в Минск на полгода, за это время успел тут жениться, и нам пришла идея уехать в Штаты. Мы подали на визу один раз – нам отказали, через полгода попробовали еще – и снова получили отказ.

Тогда мы поехали жить в Прагу: к тому моменту у нас были какие-то средства, за которые можно было позволить себе не работать пару месяцев, так что мы решили потренироваться жить в эмиграции. Но работу мы нашли буквально за три дня – это было как-то очень легко, но на 100% нелегально, так что на перспективу не годилось.

Мы работали в итальянском ресторане без документов и без знания чешского. Спустя два месяца сроки виз подошли к концу, и мы вернулись обратно в Беларусь: оставаться в Чехии мы не собирались изначально, к тому же легализоваться там нереально сложно.

В Беларуси мы пробыли месяц в размышлениях, что же делать дальше. Подаваться на американскую визу в третий раз было как-то не комильфо, а оставаться здесь не хотелось. И тогда выбор пал на Польшу: я бывал там очень много раз, несколько моих друзей уже переехали туда, и к тому же у меня была карта поляка. В этом варианте все сложилось идеально.

Подготовка к переезду: «Мне выдали карту поляка и отправили учить польский»

Карту поляка, которая так сильно пригодилась мне сейчас, я решил сделать абсолютно случайно: в 2015-м друг подсказал мне, что можно отправить письмо в консульство с запросом на ее оформление. Тогда у меня не было в этом никакой необходимости, планов на переезд в Польшу я не строил, а визы мне бесплатно открывали по работе, но я решил: почему бы и нет?

На письмо мне ответили согласием, и я приехал на собеседование. К нему я не готовился практически совсем, польский язык у меня тоже был очень слабый. Единственное, что я сделал, – заранее нашел список вопросов, которые обычно задают тем, кто претендует на карту поляка.

На собеседовании я попал к женщине, которую все почему-то считали очень суровой. Все началось с «расскажите немного о себе». И, когда я дошел до момента, где сказал, что учусь на геофаке БГУ, она решила расспросить меня о географии Польши. 

И тут меня понесло: этот предмет я всегда любил и знал хорошо, а в свое время даже ездил на олимпиады – так что спустя 15 минут моего беспрерывного рассказа ей пришлось меня прервать. 

По итогу мне вынесли следующий вердикт: языка я не знаю совсем, а вот с географией у меня все отлично. В общем, мне выдали карту поляка и отправили учить польский (смеется). Тогда я и подумать не мог, что это мне так пригодится, но я сделал все очень удачно и очень заранее.

«Если переезжаешь куда-то с мужем, значит все окей»

С подготовкой документов для переезда никаких проблем не было – их и не должно было возникнуть. Виза делается очень быстро: с моими преимуществами ее выдали буквально через два дня. У жены карты поляка не было, но зато был я – муж, у которого такой документ есть, так что некоторые привилегии ей тоже полагались. 

Процесс открытия визы занял у нее, кажется, неделю или две – но и это совсем недолго. Однако по ней ты не можешь просто приехать и остаться – визу периодически нужно обновлять.

Единственное, что немного застопорило процесс, – смена паспортов. Но это исключительно наши нюансы: Оля меняла фамилию на мою, а у меня из-за прошлых разъездов по работе просто закончились свободные странички.

Родственники восприняли наше решение переехать с пониманием. Я с детства интересовался географией именно потому, что всегда хотел путешествовать, смотреть на мир и узнавать разные культуры. Родители поддерживали мое увлечение, однако никогда не одобряли желания уехать из Беларуси. 

Но к тому моменту, как мы с женой решили переехать в Польшу, моя мама уже жила в Швейцарии, а папа в Эстонии. И раз они нашли причины уехать для себя, то и вопросов ко мне у них не осталось. 

В Олиной семье ситуация была немного другой, но у нас в стране принято так: если переезжаешь куда-то с мужем, значит все окей.

Это интересно: История переезда белоруски в Польшу: "Родители вырастили меня с идеей "валить", но понятия не имели, как это сделать"

Гданьск: город-линия, тусовочные места и потрясающие виды

Мы переехали в Гданьск – впервые я был тут два года назад, когда ездил потусить автостопом. Тогда посреди ночи я попал в какое-то село под названием Миколайки, о существовании которого даже не знал. Но я был шокирован тем движем, который увидел здесь: при населении в каких-то 5000 человек это место просто кипело жизнью, играла живая музыка, взрывались салюты, а вокруг ходила целая куча туристов – такого я не видел даже в Минске. 

И таких зон активности тут очень много: в каждом из трех городов, Гданьске, Сопоте и Гдыне, которые слились воедино и вытянулись по побережью Балтийского моря, хватает своих интересных мест.

Одна из таких очень крутых локаций – гданьская верфь. Она находилась в сильном упадке, и в какой-то момент портовые помещения выкупили под хипстерские бары и клубы – сейчас по атмосфере это что-то очень похожее на нашу Октябрьскую. Единственная разница – зимой тут нет почти никаких тусовок из-за сильного холода.

Минск, Таллинн, Прага – это, грубо выражаясь, круглые города. Гданьск – совсем другая история. Он, Сопот и Гдыня вытянулись в огромную линию, и в первое время для меня это было очень некомфортно. В первую очередь потому, что здесь нет такого понятия, как центр. В Минске, где бы ты не находился, за час можно добраться в любую точку города, а тут это займет два часа.

Куда бы ты ни ехал, твой путь всегда пролегает по одному и тому же маршруту: здесь есть широченная улица, по которой ходит что-то вроде наземного метро – оно соединяет три города. Это самый популярный вид транспорта – на автобусе я ездил два или три раза за все время жизни тут, так что в Гданьске нет необходимости покупать проездной на все виды транспорта, как в Минске. 

Инфраструктура развита достаточно хорошо, но гораздо больше меня впечатляет природа. В этом плане Гданьск – очень и очень классное место, ведь здесь есть море: от моего дома до него минут 20 пешком.

С одной стороны – вода, дальше – вся эта урбанизированная тема, а вглубь континента тут огромный заповедник, который расположен на таких высоких холмах, что они даже похожи на горы: это я вижу прямо из окон своего офиса, а из дома мне добираться туда 15 минут. 

Зимой здесь постоянно катаются на лыжах и санках, а летом ездят на велосипедах и устраивают пикники – места тут реально очень красивые и больше богаты природой, чем архитектурой. 

А еще около Гданьска есть две озерные системы: Кашубы и Мазуры – они очень хорошо развиты с точки зрения инфраструктуры, и сюда приезжает на отдых очень много поляков. Такими в Беларуси вполне могли бы быть Браславские озера, если бы этим серьезно занялись власти.

Важное о съемном жилье: «Беременную женщину не могут выселить, даже если она не платит за аренду»

В Гданьске уже долгое время жили мои одноклассники, поэтому поддержка на первое время была. В течение первой недели после переезда у нас уже было жилье (мы заселились к знакомым ребятам, которые вдвоем снимали тут двухкомнатную квартиру) и работа – вместе с женой мы устроились в магазин, где наш одноклассник работал руководителем.

В этом нам повезло: все устроилось достаточно быстро, хотя многие мигранты здесь месяцами не могут понять, где они будут жить и чем заниматься. Правда, с оформлением документов на месте все оказалось не так гладко: благодаря карте поляка вид на жительство мне бесплатно сделали за два месяца, а вот у жены с этим возникли проблемы – оформления своего ВНЖ она ждет уже больше года.

К приятелям мы заселились буквально на первое время, а сами стали подыскивать себе квартиру. И в процессе, кстати, было много забавного. Дело в том, что в Польше есть закон, защищающий беременных женщин, поэтому если пара арендует жилье и девушка вдруг беременеет, то ни у кого нет права ее оттуда выселить. Даже если ты не платишь в течение года или двух: пока ты вынашиваешь, а потом на первых порах воспитываешь ребенка – ты под защитой государства. Этим очень пользуются недобросовестные мигранты, а хозяева квартир ничего не могут сделать.

Поэтому одна из арендодательниц попросила нас принести ей нотариально заверенную бумагу, где бы подтверждалось, что в случае беременности жены мы на эту квартиру претендовать не будем. Мы, разумеется, от такого варианта отказались – выглядело все это довольно стремно.

Но жилье все равно нашли быстро: уже через неделю вместе с друзьями сняли трехкомнатную квартиру, в которой жили следующие девять месяцев. 

По сравнению с Минском цены на съемное жилье тут гораздо выше – но относительно здешнего среднего заработка это вполне посильные суммы. За «трешку» вместе с коммунальными услугами мы платили около 650 евро в месяц. А потом переехали с женой в отдельную двухкомнатную квартиру и теперь отдаем за нее около 500 евро.

О работе: «В Польше есть два вида контрактов, и большинству оформляют тот вариант, который не гарантирует практически ничего»

Первые полгода мы с женой работали в магазине, получали деньги на руки и были точно уверены, что нас не обманут и не оставят без зарплаты.

На каждого выходило примерно по 48 часов в неделю, но я брал себе и ночные смены. Зарплаты нам хватало ровно на то, чтобы снимать квартиру, покупать еду и минимально тратить на одежду.

Конечно, такая работа не была пределом мечтаний ни для одного из нас: сами понимаете, когда раньше ты работал в хорошем месте и мог позволить себе гораздо больше, теперь было не очень классно стоять за кассой и продавать пиво. Поэтому, когда в финансовом плане мы стали чувствовать себя немного свободнее, я сказал Оле, чтобы она искала новое место. 

В Польше есть два варианта контрактов: первый – что-то вроде нашего договора подряда, а второй – трудовой договор. Их условия очень сильно отличаются, и большая часть поляков работает по первому варианту – а он не гарантирует тебе практически ничего: там очень плохая страховка, если она вообще есть, а отпуск, выходные и больничные оплачиваются за свой счет.

Трудовой договор – это уже совсем другая история. Тут тебе полагается полное гособеспечение, и это очень круто. Поэтому, когда моя жена устроилась в немецкую логистическую корпорацию и сразу после испытательного срока ей предложили именно такой контракт, это было удивительно, но очень круто. К слову, на этом месте Оля работает до сих пор.

В это время я был официантом в ресторане и тоже получал неплохо благодаря хорошим чаевым. Но договор у меня был плохой, к тому же работа официанта сама по себе оказалась не из легких. Поэтому, когда жена уже хорошо устроилась, я подумал, что пора бы подыскать серьезное место и мне.

И такая возможность появилась: мой знакомый, с которым мы вместе снимали квартиру, как раз увольнялся из одной небольшой торговой фирмы, и я довольно быстро устроился на его место.

Трудности с адаптацией: «В Польше довольно сильная дискриминация по национальному признаку»

На самом деле в Польше довольно сильная дискриминация по национальному признаку, и с ней столкнулся даже я, хотя абсолютно этого не ожидал. Конечно, все зависит от того круга общения, в который ты попадешь, и кто-то относится к мигрантам абсолютно нормально.

Например, на моей нынешней работе я ни разу не слышал ничего предосудительного в свой адрес, но, работая в магазине, очень часто сталкивался с алкашами, которые слышали мой акцент и сразу начинали кричать что-то вроде «зачем вы сюда понаехали», «проваливайте в свою Украину» и прочие высказывания, обильно приправленные матом.

Самое главное в процессе адаптации – это язык. Если знаешь его, то все в порядке и влиться совершенно не сложно. Поначалу мой польский был довольно слабый, а Оля не знала его вообще, и поэтому периодически мы сталкивались с проблемами. Но язык мы учили по ходу жизни тут, а когда нашли хорошие места работы, в этом очень сильно помогли коллеги. 

В остальном никаких трудностей не было: объездив вдоль и поперек всю Европу, пожив в Эстонии и Чехии и имея географическое образование, я заранее знал, чего ожидать от Польши. Поэтому не могу сказать, что адаптироваться здесь было как-то сложно.

«Польша – это улучшенная версия Беларуси, и ни один европейский народ так не похож на нас, как они»

Польша – эта такая улучшенная версия Беларуси. В 90-е мы выбрали немного другой путь развития, и на самом деле я уверен, что если бы все вышло по-другому, то сейчас у нас было бы даже лучше, чем там. 

Но получилось так, как получилось, и по итогу на рынке труда в Польше сейчас гораздо больше хорошо оплачиваемой работы. Тут в принципе нет такой зарплаты, за которую ты бы не смог себе позволить снять квартиру и купить еду, – а у нас такое на каждом шагу.

Разницы в менталитетах с нами тоже особо нет: я думаю, нет другого европейского народа, который был бы похож на белорусов больше, чем поляки. Те же русские или украинцы, с которыми нас так любят сравнивать, отличаются от белорусов очень сильно.

Основное отличие, которое я заметил, – поляки гораздо свободнее: у людей тут куда меньше стереотипов и предрассудков. Например, со мной работают люди, которым по 50 лет, а они спокойно смотрят видосики на YouTube и обсуждают со мной какие-то абсолютно молодежные вещи, – и эти темы им действительно понятны и близки. А в Беларуси если тебе 30 лет, то ты уже серьезный дядька и такой ерундой не занимаешься. В общем, возраст, пол и статус в Польше важен гораздо меньше, чем у нас.

Завести дружбу с поляками совершенно не проблема, но у нас не было в этом необходимости, ведь здесь уже жили мои друзья со своими женами. Они познакомили нас со своей белорусской тусовкой, поэтому общения нам хватает.

Хотя и с местными мы тоже ладим хорошо: когда я работал в ресторане, часто зависал в барах с коллегами, с нынешним коллективом периодически собираемся на корпоративы, и никакого диссонанса я не чувствую.

А что дальше?

Да, мы катастрофически сильно скучаем по Беларуси, по нашим друзьям и близким и время от времени приезжаем сюда. За год я был тут три раза, а жена чуть больше, потому что решала вопросы с документами. Но, конечно, нам хотелось бы приезжать чаще.

Мы довольно быстро встали на ноги и сейчас держимся на них достаточно крепко, поэтому на вопрос «что дальше» есть сразу несколько разных вариантов ответа. Я бы хотел выйти на такой уровень заработка и на такую форму работы, когда мог бы работать в Беларуси и периодически переезжать в Европу. И я вижу, что могу этого достичь. 

Есть мысли о том, чтобы купить здесь жилье. Сделать это в Польше куда легче, чем у нас: если бы на 20–25 лет мы взяли в ипотеку квартиру того же уровня, в которой живем сейчас, то платили бы те же деньги, что отдаем за съемное жилье.

А еще я хотел бы получить здесь еще одно образование, потому что белорусского мне как-то недостаточно.

В тему: Рабочий из Гродно рассказал, почему белорусам лучше работается за границей

Смотрите также
17:41 Сегодня
Плесень в подарок. В Лиде нашли нарушения в пакетированном чае из России
Тоже любите между делом погонять чаи? Если да, то будьте внимательны при выборе этого популярного напитка, чтоб не навредить своему здоровью и гостей, с кем соберетесь почаевничать.
17:18 Сегодня
В домах-интернатах под Щучином и Мостами нарушались меры профилактики COVID-19
Прокуроры Щучинского и Мостовского районов потребовали надлежащего выполнения мероприятий по профилактике COVID-19 в домах-интернатах.
17:07 Сегодня
В Беларуси уже 45 981 случай (+865) коронавируса. Умерли 253 (+5) человека
Свежие данные от Министерства здравоохранения. В Беларуси на 4 июня выздоровели и выписаны 21 162 (+991) пациента. Умерли 253 (+5). 
13:34 Сегодня
В Гродно с июля начнут планово отключать горячую воду. Смотрите, каким будет график
Ремонтные и профилактические работы на теплосетях Гродно, запланированные ранее на июнь текущего года, переносятся на июль. Обновленный график выглядит следующим образом.
13:22 Сегодня
Энергия зеленой волны: в Гродно на месте бывшей войсковой части появится новый квартал
В Гродно предполагается реализовать проект умного квартала. Речь не только о строительстве энергоэффективного жилья, но и о внедрении систем смарт-сити, позволяющих обеспечить комфортные условия проживания при минимальном потреблении тепла, электричества, воды и других ресурсов. Возведение зеленого экосовместимого квартала мало- и среднеэтажной застройки запланировано на площади 18 гектаров. Предполагается, что он разместится в микрорайоне Фолюш на месте бывшей войсковой части.
11:45 Сегодня
В Беларуси ввели платную услугу по тунеядскому декрету. Кому и сколько придется заплатить?
Белорусам, которые онлайн хотят узнать, не внесли ли их в базу не занятого в экономике населения, теперь нужно заплатить. Ранее услуга предоставлялась на Едином портале электронных услуг бесплатно. Заплатить придется и за предоставление информации, не включили ли вас в число тех, кто должен по полным тарифам оплачивать некоторые ЖКУ.
11:01 Сегодня
«COVID-19 не отменяет других болезней и пациентов». Мнение фельдшера сельского ФАПа из-под Лиды
Пока пандемия не закончилась, пока в ходу слова «борьба» и «передовая», внимание к работе медиков будет большим. И нужно понимать: в сложной ситуации оказались работники не только городских поликлиник, стационара и станции скорой и неотложной помощи  центральной районной больницы. Нагрузка в разы увеличилась и на сельские ФАПы,  амбулатории, больницы.  На плечах заведующей Гудским ФАПом Валентины Кессо лежит забота более чем о 900 людях, проживающих в девяти населенных пунктах. Радиус обслуживания – почти 10 километров. Еще недавно, согласно графику, дважды в месяц, по пятницам, приемы осуществляла закрепленный за данным участком терапевт районной поликлиники Данута Сенкевич. Но врач приняла решение уйти на заслуженный отдых – на пенсию. «С начала весны мы без доктора. Как это так?! Почему к нам никого не присылают?!» – возмущался по телефону постоянный читатель "Лидской газеты", житель агрогородка Гуды. В связи со сложившейся эпидемиологической ситуацией, вызванной коронавирусом, и многократным увеличением нагрузки на районные и городские поликлиники участковые терапевты временно не ведут плановые приемы в сельской местности. – Все силы и ресурсы, в первую очередь людские, направлены сегодня на борьбу с коронавирусной инфекцией. Изменилась и работа амбулаторной службы. На период неблагоприятной эпидемиологической обстановки, с целью минимизации контактов пациентов друг с другом,   их консультации и плановые осмотры осуществляются  участковыми терапевтами и узкими специалистами преимущественно на дому. Что касается Гудского ФАПа, то участковый терапевт Данута Антоновна Сенкевич действительно ушла на пенсию. Но участок без врача не остался – он перешел мне. Когда обстановка изменится в лучшую сторону, стабилизируется, выезды непосредственно на ФАП возобновятся, – прокомментировала заведующая 3-м терапевтическим отделением районной поликлиники Ирина Лебедева. Ирина Юрьевна при этом обратила внимание, что в то же время без медицинской помощи сельские жители не остаются. Если человек нуждается в осмотре доктора, он может вызвать его на дом. «В Гудском ФАПе работает грамотный и опытный фельдшер. Если появляются какие-то вопросы, она созванивается со мной, консультируется. С выпиской рецептов и доставкой их больным тоже не возникает никаких проблем. За редким исключением, все пациенты с пониманием относятся к нашей работе в сложившейся ситуации, за что им спасибо», – сказала Ирина Лебедева. Здесь обязательно нужно несколько слов сказать о заведующей Гудским ФАПом Валентине Кессо. «Наш фельдшер не просто человек в белом халате, а человек белой души» – пожалуй, отзывы местных жителей являются лучшей характеристикой медицинского работника, расставляя все точки над «і». Но мы добавим: стаж Валентины Вацлавовны – без малого 30 лет, Гудский ФАП – первое и единственное ее место работы. – На приоритеты в работе эпидситуация не повлияла никак – забота о каждом пациенте по-прежнему остается задачей №1, а вот акценты немного сместила, – отметила фельдшер. – «Визитов вежливости» стало намного меньше, но увеличилось количество выездов на дом. Дневной стационар в районной поликлинике временно не работает, поэтому необходимые процедуры пациенты также получают на месте. Я постоянно на связи с контактами разных уровней и самоизолировавшимися: обзваниваю их, уточняю состояние здоровья. Мои пациенты очень добросовестно и ответственно относятся ко всем предписаниям. Конечно, поначалу панические настроения у населения были: информации о коронавирусе столько, причем разной, часто противоречивой и негативной, что люди находились в замешательстве и не понимали, как себя вести. Звонили мне на ФАП, я им объясняла, успокаивала, говорила о важности соблюдения санитарных норм и правил. Уверена, личная ответственность – лучшая профилактика коронавирусной инфекции. В подтверждение своих слов фельдшер привела факты: на Гудском ФАПе увеличилась реализация индивидуальных средств защиты – масок, перчаток, дезинфицирующих средств.   Уже прощаясь с журналистом «Лідскай газеты», Валентина Кессо вспомнила, как в начале 2000-х в стране (и в нашем регионе в частности) наблюдалась вспышка дизентерии. «Заболевших было очень много, нагрузка на врачей была колоссальная, но все ведь закончилось! Коронавирус тоже всего лишь один из периодов в нашей жизни, который обязательно пройдет», – уверена заведующая Гудским ФАПом. Хочешь получать свежие новости еще быстрее? Присоединяйся к нам в Viber Подписывайся на наш Telegram