+16 °С облачно с прояснениями, дождь
€ - 2.66 р.
$ - 2.41 р.

Одноногий житель Гродно сбежал из дома-интерната под Воронежем, а теперь его хотят выдать обратно в Россию

Одноногий житель Гродно сбежал из дома-интерната под Воронежем, а теперь его хотят выдать обратно в Россию

Генриху Полубоку в этом году исполнится 60 лет. Одна нога у него ампутирована, другую еще пытается спасти – протирает фурацилином и перематывает рваными кусками простыней… Пенсии у него нет, как и паспорта – остался в приюте в России, откуда пришлось бежать в прошлом году.

Генрих Полубок. Фото: Василий Молчанов / «Белсат»

Вся история Генриха Иосифовича напоминает настоящий кинодетектив. Работал в России, из-за болезни лишился ноги, попал в дом интернат, где забирали пенсию, сбежал от полиции в Беларусь, на Родину… Сейчас Генрих Полубок живет в деревне Станелевичи Зельвенского района. Борется с болезнью и пытается спасти единственную ногу. Параллельно борется с бюрократией и пытается восстановить свои документы. Однако, обо всем по порядку в материале Белсата.

Генрих Полубок родился на Зельвенщине, в деревне Станелевичи, где и живет в настоящее время. В 15 лет поехал учиться в Карелию. Всю жизнь так и работал за рубежом: в России на горно-обогатительных комбинатах Севера, в Германии и Польше. Даже легального 15-летнего стажа работы хватило не неплохую пенсию, учитывая «северные надбавки». В 2016-м вышел на пенсию, будучи гражданином России.

Генрих Полубок. Фото: Василий Молчанов / «Белсат»

В 2017-м случилась беда с ногой: из-за язвы одну ногу пришлось ампутировать… Со второй тоже есть проблемы, но шанс спасти ее еще был. Так Генрих Иосифович пересел на инвалидную коляску.

Липовский дом-интернат

Генрих Полубок утверждает, что год пролежал в больнице. После попал к православному батюшке в Подмосковье: тот держал двухэтажный приют, куда брал людей с инвалидностью, больных, лиц с проблемными документами. Там забирали 100% пенсии на содержание людей, попавших в приют. Генрих Полубок, в конце концов, написал заявление, чтобы его перевели в государственное учреждение. Так и попал весной 2019-го года в Липовский дом-интернат для престарелых в Воронежской области в селе Чесменка.

У Генриха Полубока только одна нога, да и ту сейчас пытается спасти от гангрены. Фото: Василий Молчанов / «Белсат»

«Новое здание, хорошее, красивое, – вспоминает Генрих Иосифович, – Там бывшие владения графа Орлова были: с парком, системой прудов. Занимался документами, решал вопросы с пенсией. Удивился только, что всем пенсию 16-го числа несли, а мне –10-го. Ну, хорошо. Дали семь с половиной тысяч рублей. Это – четверть пенсии. Остаток, мол, на содержание. В следующий раз принесли уже 3700 рублей… Звонил в Пенсионный фонд, а там говорят – сбой программы. Так и начали непонятные моменты».

Генрих Полубок. Фото: Василий Молчанов / «Белсат»

Генрих Иосифович вспоминает, что сам порывался поехать в город, чтобы разобраться со всем в Пенсионном фонде. Но внезапно все служебные автомобили со двора убрали, чтобы ни с кем не договорился. Пробовал также писать письма, но почтальон их забирала и… все. Ни ответа, ничего. По специальной интернет-системе, которая позволяет проверить свою пенсию, наш герой войти тоже не смог. Объяснили, что пароль не совпадает.

Свидетельства об обращениях в прокуратуру России. Фото: Василий Молчанов / «Белсат»

«Любовь Молчевская руководительницей там была, – продолжает Генрих Полубок, – Так она у меня спрашивает, мол, имею ли родню, знает ли кто обо мне. Я говорю, что имею и не жалуюсь. А скоро предстояла медкомиссия, чтобы поставить в очередь на протез. Но я понимаю, что меня могут в больницу отправить, пару уколов уколоть – и я уже неадекватен. А с пенсией моей они и дальше будут делать, что хотят. У меня есть еще подозрение, что на меня кредит повесили неплохой, так как пенсия по российским меркам нормальная – под ее дадут. Так я и решился…»

Побег

В июле 2019-го, в воскресенье, за день до медкомиссии, Генрих Полубок решился на рискованный шаг. Никого не предупреждая, оставив телефон в палате, он выехал на коляске в парк и там начал искать знакомых, у которых есть автомобиль. Целью было доехать до Брянска, а оттуда в Москву, чтобы прорваться в прокуратуру и написать заявление о том, что у него забирали пенсию.

«Нашел человека. Коляску в багажник забросили, а я на заднее сиденье, – делится подробностями Генрих Полубок, – На границе с Липецкой областью вижу, что рядом машина полиции проехала. А после – звонят водителю. Мол, ищут меня. Я слышу только: «Да. Здесь. Везу… » Понимаю, что по мою душу. Он остановился и рассказал, что они у него дома уже, отца взяли в заложники, спрашивают, где я нахожусь…»

Военный билет – главный документ Генриха Полубока сейчас. Фото: Василий Молчанов / «Белсат»

Генрих Полубок попросил оставить его на том месте, где и остановились. Чтобы с дороги не было видно, отъехал в кукурузное поле, где и переночевал. В ближайшем деревенском магазине утром ему сказали, что его искала вчера полиция. Отнеслись с сочувствием и даже денег за сигареты не взяли. Дальнейшая история содержит еще много приключенческих моментов: путешествие с дальнобойщиками, прятки от полиции, приезд в Москву и, в конце концов, визит в Генпрокуратуру. Генрих Полубок все-таки написал заявление, хотя ответа на него в дальнейшем так и не получил.

«После одну ночь в Москве мне все-таки нужно было переночевать, – продолжает Генрих Иосифович, – Что делать? Знакомая, у которой жил, на дачу уехала, а нужна крыша над головой. Встретил соцпатруль и попросился, мол, адекватный и трезвый, переночевать нужно. Увезли. А там, на месте, подходит мордоворот с моим фото говорит: «Ну что, шахтер наш мурманский?». Откуда у него фото? Ориентировка была, значит. Вижу, и девушка со шприцом рядом стоит. Что-то уколоть хотели… Я говорю, что сейчас за мной машина заедет, спрашиваю про адрес. Правдами-неправдами, на улицу выехал, а дальше через промзону… Так и ушел».

Генрих Полубок. Фото: Василий Молчанов / «Белсат»

Вырвавшись из Москвы, Генрих Полубок с белорусскими дальнобойщиками добрался до Вязьмы. Оттуда до Смоленска, а дальше: Орша, Минск, Молодечно, Слоним… И, наконец, родная деревня Станелевичи под Зельвой.

«Не надо мне то, российское!»

Что делать дальше? Паспорт остался в доме-интернате, с собой только военный билет и свидетельство о рождении. Надо решать вопрос с документами. Иначе и пенсии не будет, а как же тогда жить? И тут – дилемма. С общежития под Воронежем отвечают, что паспорт не отдадут дистанционно, нужно приезжать и забирать. В консульстве РФ в Бресте подсказали, что можно сделать новый паспорт, но с условием аннулирования старого. Но из Воронежа старый передавать не торопятся, а человек не может иметь одновременно два паспорта.

В доме у Генриха Иосифовича в Станелевичах. Фото: Василий Молчанов / «Белсат»

«Я уже написал, что отказываюсь от услуг того дома-интерната, — говорит Генрих Иосифович, — Там я жить уже точно никогда не буду. А они все хотят, чтобы я вернулся. Ранее в «психушку» меня хотели сдать, а теперь? Закопать?.. Всеми правдами и неправдами тянут время, потому что в Беларуси я пребывать могу не более 90 дней. Получается, в этом году до марта у меня есть время. Я уже подумал, и решил, что гражданство буду менять на белорусское. Не надо мне то, российское!»

В Беларуси Генриху Полубоку выдали временное удостоверение личности, «откатали» отпечатки пальцев, сфотографировали. Своими делами сейчас он занимается в паспортном столе в Зельве. Главное, чтобы все успеть И не затянуть время до депортации.

Ответ из МВД, который не дает Генриху Полубоку права считаться беженцем в Беларуси. Фото: Василий Молчанов / «Белсат»

«У заявителя отсутствуют обоснованные опасения…»

В ноябре прошлого года Генрих Полубок хотел добиться в Беларуси хотя бы статуса беженца, но 29 ноября получил ответ из МВД с отказом. Согласно документу, в России нет войны, никто не собирается преследовать Полубока за его национальность (поляк) или религиозную принадлежность (католик). Более того, согласно ответу, в России нет проблем с правами человека, поэтому и просить статуса беженца ее гражданам нет смысла.

«У заявителя отсутствуют обоснованные опасения столкнуться при возвращении в РФ с угрозой смертной казни, пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих человеческое достоинство видов обращения и наказания (…), что на основании Закона 53 является основанием для отказа в предоставлении дополнительной защиты в РБ», – говорится в ответе.

У Генриха Полубока только одна нога, да и ту сейчас пытается спасти от гангрены. Фото: Василий Молчанов / «Белсат»

Юрисконсульт Юлия Анищик из совместной программы «Служба по консультированию беженцев» при управлении ООН по делам беженцев и Белорусском движении медицинских работников подтвердила, что Генрих Полубок действительно к ним обращался. Его проконсультировали, но итоговое решение принимают все равно официальные белорусские структуры.

«Звонил, прошу: дайте хоть бинты!»

Если аспекты с документами сложны, но решаемы, то остается момент со здоровьем. Одна нога у Генриха Иосифовича осталась, но и она очень больна. Есть риск потерять и ее... Он обращался за помощью в «Красный Крест», там пообещали помочь продовольственными передачами, но даже не перезвонили. Контакт потерялся.

В доме у Генриха Иосифовича в Станелевичах. Фото: Василий Молчанов / «Белсат»

«Так и получается: от одних воров сбежал и тут попал к другим, – пожимает плечами Генрих Иосифович, – Пусть спросят у меня за эти слова, пусть в суд подают. Звонил, прошу: дайте хоть бинты! Вот, простынями порванными перевязываю ногу, фурацилином протираю! Хотя прошел медкомиссию: было назначено лечение, таблетки, лекарства. Купить мне не за что: пенсии же нет сейчас. Так «Красный Крест» работает«.

Так Генрих Иосифович и живет. Ждет бюрократических решений. Ждет паспорта и пенсии. Ждет медицинской помощи. Хорошо, что есть хотя бы односельчане: те и картофель привезут, и по хозяйству минимально помогут. Остается ожидание, но и оно не бесконечное.

Смотрите также
20:06 Вчера
Официально и на 100%: с 1 июля «шенген» для белорусов — по 35 евро
27 мая страны — члены Евросоюза (ЕС) утвердили соглашение об упрощении визового режима и реадмиссии между ЕС и Беларусью. Сегодня уведомление об этом пришло в белорусский МИД. А это значит, что на 100% шенгенские визы будут стоить 35 евро с 1 июля.
19:36 Вчера
В троллейбусах Гродно ввели обязательный масочный режим. Но: его почти не соблюдают и не проверяют
В троллейбусах Гродно ввели обязательное ношение масок. Официального указа не было, однако с 29 мая на стеклах возле дверей каждой машины повесили объявления на листах "А4". 
19:06 Вчера
Погода в Гродно на последние выходные весны: дождливо и ветрено, но тепло
Последние выходные весны-2020 по прогнозам синоптиков будут дождливыми и ветреными, но теплыми. В разгар уикэнда возможны даже грозы. Но есть и хорошие новости: к началу недели (а значит и лета) осадки прекратятся.
18:57 Вчера
1300 тонн нового асфальта! В Гродно расширяют парковку на Большой Троицкой
Парковку в центре Гродно долго не решались модернизировать. Но в этом году бюджет города  смог профинансировать дорогостоящие работы. 
15:12 Вчера
В Лидском районе на 28 мая 255 выздоровевших от СOVID-19. Но говорить о спаде пока рано
Еще в марте система здравоохранения Лидчины стала готовиться к ухудшению эпидемиологической ситуации. К счастью, у белорусских медиков было на это время и пусть небольшой, но все же опыт зарубежных коллег в борьбе с COVID-19.
15:04 Вчера
Новый комплекс "Гродно Азота" будут строить итальянцы. Во сколько он обойдется?
Генеральным подрядчиком для нового азотного комплекса ОАО «Гродно Азот» выбрана итальянская компания Tecnimont S.p.A. Об этом сообщил председатель концерна «Белнефтехим» Андрей Рыбаков в интервью порталу «Нефтехимия».
14:55 Вчера
Ксендз из Ошмян, не веривший в коронавирус, две недели находится на ИВЛ
Ксендз Ян Пузына из Ошмян – единственный католический священник с коронавирусом в Гродненской области, попал в больницу в начале мая, последние две недели врачи борются за его жизнь.