+14 °С облачно с прояснениями
€ - 2.68 р.
$ - 2.39 р.

"С таким мизерным пособием выглядим посмешищем". Почему и как надо поднять выплаты безработным

"С таким мизерным пособием выглядим посмешищем". Почему и как надо поднять выплаты безработным

27 рублей в месяц. Такое пособие в среднем получает официально безработный белорус. На эту сумму могут рассчитывать как оставшийся без работы чиновник, так и уволенная доярка. Здесь все равны. Продуктовая корзина на эти деньги получится более чем скудная: к примеру, мешок картошки (30 кг), бутылка подсолнечного масла, 5 пачек овсянки и пакет нежирного молока. В Минтруда признают, что нынешнее пособие — «достаточно маленькая величина», и власти уже не первый год обещают придумать, как его повысить, но пока изменения не приняли.

FINANCE.TUT.BY спросил у экспертов, почему, на их взгляд, у нас такое маленькое пособие по безработице на фоне других стран, каким оно должно быть, а также кому и в каких ситуациях его стоит платить.

О возможном страховании белорусов от безработицы в Минтруда заявляли еще в 2012 году. Но через год в ведомстве решили, что вводить его преждевременно. В 2015 году тогдашний министр труда Марианна Щеткина заявляла, что пособие по безработице поднимать не будут, «никто с голоду не умрет».

В 2016 году в Минтруда заявляли, что в Беларуси хотят увеличить размер пособия по безработице до бюджета прожиточного минимума и что специалисты ведомства также продумывают, как внедрить страхование по безработице. В 2017 году ведомство предложило несколько схем, как увеличить пособие. Один из вариантов: человек лишается работы по уважительным причинам, становится на учет в службу занятости и полгода получает страховку. После этого ему выплачивают пособие по безработице — получать его будут только те, кто зарегистрировался в службе занятости.

Но вопрос с увеличением пособия по безработице до сих пор остается нерешенным. В соседних странах эту проблему постепенно решают.

Профсоюз: «Для решения проблемы нужно выплачивать достойное пособие по безработице»

— Мы постоянно поднимаем этот вопрос, потому что несуразность издевательски низкого пособия по безработице очевидна. Сегодня оно около 13 долларов, — говорит председатель ассоциации профсоюзов «Белорусский конгресс демократических профсоюзов» Александр Ярошук. — Пособие собираются повышать в течение последних нескольких лет. Были сделаны заявления с самого верха, к этой теме возвращалась министр труда Ирина Костевич. Было твердо заявлено, что к 1 января 2018 года пособие будет повышено. Даже озвучили цифры, что оно должно быть порядка 70 долларов в эквиваленте. А воз и ныне там. И мне тяжело верится, что в ближайшее время что-то изменится.

Председатель ассоциации предполагает, что пособие не повышают потому, что «это противоречит философии белорусского государства, идеологии».

— Суть ее в том, что у нас должны все работать, поэтому принимается декрет № 3. У нас безработица — это не беда, а вина. Это значит, что человек не хочет работать, ведь в стране достаточно работы, — поясняет свою мысль Александр Ярошук.

Ассоциация профсоюзов «Белорусский конгресс демократических профсоюзов» пару лет назад составила петицию и собирала подписи за то, чтобы повысить пособие по безработице до размеров минимального потребительского бюджета. Сейчас для трудоспособного населения он составляет 451 рубль. Были в петиции и другие предложения. К примеру, установить максимальный размер пособия в процентном отношении к среднему заработку за три последних месяца по последнему месту работы. Но не ниже его 50 процентов. Предлагалось выплачивать пособия по безработице людям, уволенным по любым основаниям, а также частично тем, кто работает неполный день. Кроме того, составители петиции были за увеличение периода выплаты пособий до 36 месяцев.

Александр Ярошук говорит, что «в наши службы занятости обращаются только наивные люди или те, кто не знает о полной их несостоятельности, что они реально никак не помогают».

— Если человек там зарегистрировался, он обязан каждый месяц приходить и отчитываться, что сделали для того, чтобы найти себе работу. Кроме того, те, кто там зарегистрирован, обязаны даже для получения такого мизерного пособия отработать на общественных работах, — рассказывает председатель ассоциации.

По поводу того, что увеличение пособий по безработице может лечь дополнительной нагрузкой на бюджет, Александр Ярошук считает, что «лишних денег никогда и ни у кого нет, даже при фантастических доходах. Их всегда будет на что-то не хватать. Но если мы социально ответственное государство, их нужно найти».

— Нужно проводить реструктуризацию экономики, которая сопровождается высвобождением рабочих рук на целом ряде предприятий, особенно на крупных промышленных. Там лишняя занятость. Для решения проблемы нужно выплачивать достойное пособие по безработице, — заключил председатель ассоциации. — При всем желании ничего другого придумать нельзя. Либо мы уходим от командно-административной экономики и у нас появляется шанс сделать ее эффективной, либо по-прежнему сохраняем архаичные методы управления ею. Нам не нужно изобретать велосипед, будто мы единственные на планете аккумулируем какой-то уникальный опыт. Через эти процессы проходили все страны, которые находились на стадии трансформации.

Аналитик: «Разумно сделать дифференциацию в зависимости от места проживания человека»

Старший аналитик форекс-брокера «Альпари» Вадим Иосуб считает, что предложения, изложенные в петиции, в таком виде выглядят несколько популистски.

— Что касается увеличения пособия до уровня минимального потребительского бюджета или бюджета прожиточного минимума, то до одной из этих цифр поднимать, конечно, надо, — уверен аналитик. — Даже исходя из того, что человеку, который потерял работу, не должна грозить голодная смерть. Кому-то родители помогут, кому-то — супруг или дети. А если представить одинокого человека, который жил на зарплату, а ее не стало? Другой вопрос — сроки выплаты этого пособия. С одной стороны, пособие должно поддержать человека в самый трудный момент, с другой — оно должно стимулировать его искать работу.

Вадим Иосуб говорит, что в других странах есть примеры, когда люди принципиально не работают и живут на пособие, «не шикуют, но на пропитание хватает».

— С этой точки зрения, 36 месяцев платить пособие — чрезмерный срок. Тут, вероятно, было бы разумно сделать дифференциацию в зависимости от места проживания человека. Если в каком-то небольшом населенном пункте есть монопроизводство, которое закрылось, не ясно, как найти альтернативу и сколько времени это займет. С другой стороны, в Минске искать работу 3 года и не найти — это нонсенс. Вероятно, разумно дифференцировать и размеры пособия в зависимости от места проживания, состава семьи и других частностей. Если человек потерял работу и у него есть дети, имеет смысл ему выплачивать большее пособие.

По мнению аналитика, увеличить пособие можно за счет закрытия убыточных госпредприятий.

— У нас, чтобы не плодить безработных, регулярно оказывается помощь убыточным предприятиям. Суммы, которые нужны для их поддержки, огромные. Если неэффективные предприятия закрыть, а работникам некоторое время платить пособие, бюджет может сэкономить на этом, — предполагает эксперт.

По поводу повышения, ну или значительного повышения пособия в ближайшее время аналитик выразил сомнения.

— Все, как мне кажется, упирается в политическую волю. Такие решения, как у нас принято говорить, должны приниматься на самом высоком уровне. Добро на это дать или, скорее, не дать может только глава государства, — говорит Вадим Иосуб. — Мне кажется, на самом высоком уровне есть какие-то укоренившиеся опасения, что, если дать пособие, которое не позволяет умереть с голоду, тут же расплодятся тунеядцы, все перестанут работать и начнут жить на пособие. Пока лицо, принимающее решения, не поменяет свое мнение, пока его кто-то не переубедит, думаю, серьезного роста пособий мы не увидим.

Исследователь: «Разумнее было бы ввести страхование от безработицы»

Заведующая отделом человеческого развития и демографии Института экономики НАН Беларуси Анастасия Боброва говорит, что разумнее было бы ввести страхование от безработицы, а не просто так взять и повысить пособие.

— Для чего мы будем увеличивать это пособие? Для того, чтобы было проще в период, когда человек остался без работы, — это да. Но тогда пойдут все регистрироваться как безработные. Нагрузка на бюджет вырастет. Насколько Беларусь себе это может позволить с финансовой точки зрения? — задается вопросом эксперт. — В данном случае разумнее было бы ввести страхование от безработицы. Такое предложение уже вносили. Мне кажется, это наиболее четкий механизм. Пособие получает только тот, кто работал. То есть сумму, которая могла бы его поддержать в период поиска работы, он заработал. У нас же есть безработные, которые не нацелены на поиск работы.

Анастасия Боброва говорит, что работу можно найти за год, даже за более короткий срок.

— 36 месяцев на поиски работы, мне кажется, — это много для человека, который действительно в ней заинтересован. У нас достаточно много вакансий, рынок открыт. Да и у нас чаще люди работают на местах до тех пор, пока не будет все договорено на новом. Они не становятся безработными, а находятся в поиске, пока работают, — подмечает эксперт. — Еще один вопрос: если выплачивать такое большое пособие, то что эти люди должны будут дать взамен? Сейчас у нас есть общественные работы и маленькое пособие, и с безработных мало требуется. А что они должны будут сделать, чтобы получить минимальный потребительский бюджет? Отработать, либо это будет безвозмездно?

Как и Вадим Иосуб, Анастасия Боброва говорит, что целесообразно сделать пособие по безработице адресным, а его размер высчитывать для каждого конкретного случая.

— Если, к примеру, человек проживает один с детьми — это один размер пособия. Если живет вдвоем с мужем или женой и второй работает, то средства на пропитание он может получать от супруга.

«Предприятия к еще одному обязательному побору не готовы»

Вопрос о повышении пособия по безработице уже давно стоило включить в повестку общественно-консультативного совета Минтруда, чтобы услышать мнения всех его членов и представителей, убежден вице-председатель общественного объединения «Минский столичный союз предпринимателей и работодателей» Андрей Карпунин.

— Ситуацию с размером, конечно, нужно изменить, потому что сейчас с таким мизерным пособием мы выглядим посмешищем, — говорит Андрей Карпунин. — Параллельно нужно смотреть на эффективность тех действий, которые государство предпринимает в сфере переобучения, получения людьми новой квалификации, создания новых рабочих мест и занятости безработных. Стоит проанализировать объемы средств, которые выделяются предпринимателям на покупку оборудования и материалов при открытии своего дела, и возвратных займов, которые выдаются юридическим лицам для создания новых рабочих мест.

Андрей Карпунин уверен, что «необходимо проверить эффективность всех этих программ, убедиться, что мы нигде ничего не упускаем. При анализе обязательно родятся какие-то новые идеи для решения вопроса с пособием, тем более что мировой опыт очень богат». Однако идею, которую раньше озвучивало Минтруда, со страхованием от безработицы, взносы на которое будут платить предприятия, экономист не поддерживает.

— Ни в коем случае нельзя вернуться к идее переложить нагрузку с бюджета и ФСЗН на реальный сектор экономики, ввести дополнительное обязательное страхование для нанимателей. То есть наниматели должны будут отчислять средства — какой-то процент от всего нашего фонда оплаты труда, наверное, «Белгосстраху» или еще кому-то. А потом этот «кто-то» будет распоряжаться этим огромным фондом и выплачивать пособия по безработице, — поясняет эксперт.

По словам Андрея Карпунина, предприятия к еще одному обязательному побору не готовы. Кроме того, предприятия никогда не видели отчетности по расходованию средств, которые они отчисляют в «Белгосстрах» на страхование от несчастных случаев на производстве.

— Эти отчисления делаются уже около 10 лет. Объем их колоссальный, потому что отчисляют все наниматели. Целевое расходование средств оттуда явно незначительное, потому что, к счастью, несчастных случаев на производстве становится все меньше. Хотелось бы посмотреть, сколько там денег накопилось. Но эти сведения нигде не публикуются, — рассказывает эксперт. — Можно именно эти деньги задействовать в момент, когда нужно поддержать наших безработных и создать новые рабочие места. А то получается, что эти деньги приносят кому-то дополнительный доход, а остальная экономика их не видит и не чувствует. А неведение порождает сомнения.

Со сроками выплаты пособия, которые предлагаются в петиции, Андрей Карпунин тоже не согласен.

— 36 месяцев — это много. Но наверняка мы придем к тому, что в первые 3 месяца будет один размер пособия, следующие 3 месяца — другой, меньше. Если будем видеть, что безработный не предпринимает никаких усилий, чтобы найти работу, то на седьмом месяце будет резкое уменьшение пособия и совершенно другие подходы к этому человеку, — говорит эксперт. — А по размеру, думаю, первые 3 месяца пособие должно быть равно заработной плате человека, которую он имел на предыдущем месте работы. Потому что мы социально ответственное государство. А раз у нас самый крупный наниматель по численности нанятых — это государство: органы управления, армия, милиция, госпредприятия и так далее, — то оно должно понимать свою ответственность при увольнении. И не перекладывать ее на чужие плечи, в том числе и на плечи своих работников.

Как отличается пособие в Беларуси и других странах

На фоне других стран белорусское пособие по безработице действительно выглядит очень скромно: максимальное — 51 рубль, или 2 базовые величины, а среднее — всего 27 рублей. У соседей-россиян суммы значительно больше. Минимальное пособие в пересчете на наши рубли составляет чуть больше 49, а максимальное — 262 рубля с лишним. К слову, в России пособие повысили только в этом году. До этого оно около 10 лет не менялось.

В Украине с 1 января тоже выплаты по безработице подросли. Теперь те, кому они назначаются с учетом страхового стажа и заработной платы, получают 129 белорусских рублей. А те, кому без учета страхового стажа и заработной платы, — 48 рублей.

В Литве пособие по безработице состоит из постоянной и переменной частей. Переменная зависит от доходов, а постоянная составляет 30% действующей минимальной зарплаты — 120 евро, или 292 рубля.

В Польше с 1 января этого года сумма пособия не может быть ниже, чем 1 941,53 злотого, или 1091 белорусский рубль.

Размер пособия по безработице в Германии напрямую зависит от зарплаты, которую человек получал до увольнения. Сумма может равняться 58−60% от последней зарплаты, полученной работником. Средняя зарплата в Германии — 2500 евро, это 6085 рублей. Можно прикинуть, что пособие будет около 1500 евро, или 3651 рубль.

Максимальный размер пособия во Франции — 6161 евро, или 14 996 рублей в месяц. Но такие суммы получают немногие. Чаще всего безработным платят от 1000 до 1500 евро в месяц, или 2434−3651 рубль.

Смотрите также
13:22 Сегодня
Энергия зеленой волны: в Гродно на месте бывшей войсковой части появится новый квартал
В Гродно предполагается реализовать проект умного квартала. Речь не только о строительстве энергоэффективного жилья, но и о внедрении систем смарт-сити, позволяющих обеспечить комфортные условия проживания при минимальном потреблении тепла, электричества, воды и других ресурсов. Возведение зеленого экосовместимого квартала мало- и среднеэтажной застройки запланировано на площади 18 гектаров. Предполагается, что он разместится в микрорайоне Фолюш на месте бывшей войсковой части.
11:45 Сегодня
В Беларуси ввели платную услугу по тунеядскому декрету. Кому и сколько придется заплатить?
Белорусам, которые онлайн хотят узнать, не внесли ли их в базу не занятого в экономике населения, теперь нужно заплатить. Ранее услуга предоставлялась на Едином портале электронных услуг бесплатно. Заплатить придется и за предоставление информации, не включили ли вас в число тех, кто должен по полным тарифам оплачивать некоторые ЖКУ.
11:01 Сегодня
«COVID-19 не отменяет других болезней и пациентов». Мнение фельдшера сельского ФАПа из-под Лиды
Пока пандемия не закончилась, пока в ходу слова «борьба» и «передовая», внимание к работе медиков будет большим. И нужно понимать: в сложной ситуации оказались работники не только городских поликлиник, стационара и станции скорой и неотложной помощи  центральной районной больницы. Нагрузка в разы увеличилась и на сельские ФАПы,  амбулатории, больницы.  На плечах заведующей Гудским ФАПом Валентины Кессо лежит забота более чем о 900 людях, проживающих в девяти населенных пунктах. Радиус обслуживания – почти 10 километров. Еще недавно, согласно графику, дважды в месяц, по пятницам, приемы осуществляла закрепленный за данным участком терапевт районной поликлиники Данута Сенкевич. Но врач приняла решение уйти на заслуженный отдых – на пенсию. «С начала весны мы без доктора. Как это так?! Почему к нам никого не присылают?!» – возмущался по телефону постоянный читатель "Лидской газеты", житель агрогородка Гуды. В связи со сложившейся эпидемиологической ситуацией, вызванной коронавирусом, и многократным увеличением нагрузки на районные и городские поликлиники участковые терапевты временно не ведут плановые приемы в сельской местности. – Все силы и ресурсы, в первую очередь людские, направлены сегодня на борьбу с коронавирусной инфекцией. Изменилась и работа амбулаторной службы. На период неблагоприятной эпидемиологической обстановки, с целью минимизации контактов пациентов друг с другом,   их консультации и плановые осмотры осуществляются  участковыми терапевтами и узкими специалистами преимущественно на дому. Что касается Гудского ФАПа, то участковый терапевт Данута Антоновна Сенкевич действительно ушла на пенсию. Но участок без врача не остался – он перешел мне. Когда обстановка изменится в лучшую сторону, стабилизируется, выезды непосредственно на ФАП возобновятся, – прокомментировала заведующая 3-м терапевтическим отделением районной поликлиники Ирина Лебедева. Ирина Юрьевна при этом обратила внимание, что в то же время без медицинской помощи сельские жители не остаются. Если человек нуждается в осмотре доктора, он может вызвать его на дом. «В Гудском ФАПе работает грамотный и опытный фельдшер. Если появляются какие-то вопросы, она созванивается со мной, консультируется. С выпиской рецептов и доставкой их больным тоже не возникает никаких проблем. За редким исключением, все пациенты с пониманием относятся к нашей работе в сложившейся ситуации, за что им спасибо», – сказала Ирина Лебедева. Здесь обязательно нужно несколько слов сказать о заведующей Гудским ФАПом Валентине Кессо. «Наш фельдшер не просто человек в белом халате, а человек белой души» – пожалуй, отзывы местных жителей являются лучшей характеристикой медицинского работника, расставляя все точки над «і». Но мы добавим: стаж Валентины Вацлавовны – без малого 30 лет, Гудский ФАП – первое и единственное ее место работы. – На приоритеты в работе эпидситуация не повлияла никак – забота о каждом пациенте по-прежнему остается задачей №1, а вот акценты немного сместила, – отметила фельдшер. – «Визитов вежливости» стало намного меньше, но увеличилось количество выездов на дом. Дневной стационар в районной поликлинике временно не работает, поэтому необходимые процедуры пациенты также получают на месте. Я постоянно на связи с контактами разных уровней и самоизолировавшимися: обзваниваю их, уточняю состояние здоровья. Мои пациенты очень добросовестно и ответственно относятся ко всем предписаниям. Конечно, поначалу панические настроения у населения были: информации о коронавирусе столько, причем разной, часто противоречивой и негативной, что люди находились в замешательстве и не понимали, как себя вести. Звонили мне на ФАП, я им объясняла, успокаивала, говорила о важности соблюдения санитарных норм и правил. Уверена, личная ответственность – лучшая профилактика коронавирусной инфекции. В подтверждение своих слов фельдшер привела факты: на Гудском ФАПе увеличилась реализация индивидуальных средств защиты – масок, перчаток, дезинфицирующих средств.   Уже прощаясь с журналистом «Лідскай газеты», Валентина Кессо вспомнила, как в начале 2000-х в стране (и в нашем регионе в частности) наблюдалась вспышка дизентерии. «Заболевших было очень много, нагрузка на врачей была колоссальная, но все ведь закончилось! Коронавирус тоже всего лишь один из периодов в нашей жизни, который обязательно пройдет», – уверена заведующая Гудским ФАПом. Хочешь получать свежие новости еще быстрее? Присоединяйся к нам в Viber Подписывайся на наш Telegram
10:49 Сегодня
В Гродно на время выпускных вечеров ограничат продажу алкоголя
10 июня с 16.00 до 24.00 в связи с проведением выпускных вечеров реализация алкогольных напитков будет ограничена. Соответствующее решение принял Гродненский горисполком.
10:30 Сегодня
Стало известно, когда в Гродно начнут отключать горячую воду
Лето обычно все ждут с воодушевлением и возлагают на него большие надежды. Отпуска, каникулы, жаркие дни и длительные прогулки. Но есть летом и процедура, у которой поклонников нет – обязательное отключение горячей воды. 
22:45 Вчера
Громко, грозно, но быстро. Посмотрите, какими были первая летняя гроза и град в Гродно
Календарное лето пока что не торопится полноценно вступать в свои права. За окном солнце сменяет дождь, холодный ветер заставляет теплее кутаться в шарфы, а синоптики то и дело предупреждают о непогоде. 
22:22 Вчера
Могут ли интернет-магазины устанавливать минимальную сумму заказа? Ответ многих удивит
Магазины, в том числе интернет-торговля, нарушают законодательство, когда устанавливают минимальные суммы заказа для доставки товара, следует из пояснений МАРТ. В ведомстве отмечают, что подобные условия «ограничивают право потребителя на свободный выбор товара по количеству, а также таким образом понуждают потребителя к заказу иных товаров, помимо тех, которые он планировал приобрести».